Межрегиональная общественная организация

Союз гагаузов

ВСЕМ МИРА И ИСПОЛНЕНИЯ МЕЧТЫ

КНИГА «ГАГАУЗЫ В МИРЕ И МИР ГАГАУЗОВ» ТОМ 1

 

Поскольку данная книга не доступна для всех гагаузов, есть причина разместить некоторые из её глав на нашем сайте.

 

ГЛАВА 7

 

«БАЛКАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ» В ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ГАГАУЗОВ ФОРМИРОВАНИЕ САМОСОЗНАНИЯ ГАГАУЗОВ»

(Е.Н. Квилинкова)

 

ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ У РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП ГАГАУЗОВ.

 

В современный период идентификация себя только с одним этносом характерна лишь для гагаузов Молдовы и юга Украины (Одесской области), по отношению к которым в науке используется термин «бессарабские гагаузы». Для этнического самосознания гагаузов, проживающих на территориях различных государств, характерна двойная самоидентификация. Гагаузы Болгарии, Приазовья, Северного Кавказа [Субботина, 2006а, с. 245], Крыма I Казахстана официально идентифицируют себя, главным образом, с болгарами, а гагаузы Греции – с греками (называют себя «урум», то есть греками)

 

Квилинкова, 2005а; 2007а; 2011а; 2011в, с. 49-57; 20116, с. 600-601. (О мно-начности термина «урум» см.: Дрон, Курогло, 1989, с. 20; Шабашов, 2002, 412-415.)

 

В настоящее время по отношению к гагаузам Болгарии и Греции, вероятно, можно говорить о том, что в определённой степени их причисление себя к иным этническим общностям – «болгары» и «греки» — является одной из форм проявления гражданской идентичности ввиду их гражданской принадлежности. Однако данное явление не столь однозначно, как может показаться на первый взгляд. В недалёком прошлом часть гагаузов Северо-Восточной Болгарии, так называемые «причерноморские гагаузы», идентифицировала себя с греками, а не с болгарами. Кроме того, для представителей других указанных групп гагаузов, проживающих на постсоветском пространстве, также характерен принцип двойной самоидентификации (болгары-гагаузы), который не совпадает с их гражданской принадлежностью.

 

Для данного способа идентификации вполне допустимо, на наш взгляд, использовать понятие «двойная этничность», под которым понимается сознание индивидом собственной принадлежности одновременно к двум этносам. Так называемые биэтноры идентифицируют себя в той или иной степени с двумя этническими группами. Это свидетельствует о том, что они либо не придают своей этнической принадлежности важного значения, либо для них существенное значение имеют обе этнические принадлежности. Отметим, что за исключением «бессарабских» гагаузов представители других групп этого этноса идентифицируют себя биэтнически  по собственной инициативе и, главным образом, лишь тогда, когда им задают зондирующий вопрос.

 

Факт «двойной этничности», имеющей место у указанных групп гагаузов, делает необходимым рассмотрение некоторых моментов, связанных с вопросом их самоидентификации в современный период и в недалёком историческом прошлом. В процессе сбора полевого материала мы обратили внимание на то, что у «бессарабских» гагаузов, с одной стороны, и гагаузов Болгарии и Греции – с другой, понятие «гагаузы» имеет определённые различия. У первых оно выступает в качестве этнонима; для вторых же оно обозначает принадлежность к данной этнокультурной группе, так как по национальной этих принадлежности они включают себя в более широкую этническую общность – болгары и греки. По определению С. А. Арутюнова, «этническая общность – это, прежде всего, общность, связанная определённой общей культурой в самом част широком понимании этого слова» [Арутюнов, 1989, с. 51]. Этнокультурные особенности между болгарами и гагаузами обозначены болгарским учёным И. Градешлиевым с помощью таких понятий, как «болгарская народность» и «болгарская этнокультурная общность», граница между которыми чрезвычайно размыта [Градешлиев, 1995, с. 378].

 

Использование указанными группами гагаузов принципа двойной самоидентификации наглядно проявляется при анализе сведений, собранных нами в ходе полевого исследования в гагаузских селах Северо-Восточной Болгарии. При записи паспортных данных информаторов (с их слов) на вопрос «национальная принадлежность» они отвечали «гагауз». При углублённой беседе мы задавали вопросы, направленные на выявление возможных различий в традиционной обрядности гагаузов и болгар. Информаторы, как перс правило, не выделяли каких-либо обычаев или обрядов, которые подчёркивали бы этнические особенности их традиционной культуры. У гагаузов Болгарии, например, составной частью объяснения ими существующей этнокультурной общности с болгарами являлся следующий способ идентификации: «Мы гагаузы, но мы также и болгары» или «Мы болгары, но одновременно мы и гагаузы» [Квилинкова, 2007а, с. 380; 2011а, с. 263-265]. Восприятие ими своей «гагаузскости» при сравнении с болгарами связано, главным образом, с использованием языка «тюркчя», а при сравнении с турками – с принадлежностью к христианству и с культурными различиями. Таким образом, для гагаузов роль этнического маркера играет конфессиональная принадлежность (православные христиане) и языковые особенности (тюркоязычные).

 

По нашим наблюдениям, гагаузское самосознание более ярко проявляется у тех представителей гагаузов Болгарии, которые компактно проживают в сельской местности. При этом немалое значение имеет общая численность жителей села, удалённость его от главных путей сообщения и др. Например, в наиболее крупном по численности селе Болгарево довольно часто можно услышать родную речь гагаузов (что характерно и для с. Генерал Кантард-жиево). Название современного торгового заведения, в котором фигурирует слово «гагауз» («Механа при гагауза»), находящегося в центре села Болга­рево, вероятно, можно рассматривать как одну из форм проявления этнической идентичности у отдельных представителей гагаузов Болгарии. В последние годы в с. Генерал Кантарджиево, с. Кичево и др. были созданы «гагаузские музеи» (как их называют информаторы), в которых представлены экспонаты, демонстрирующие особенности традиционно-бытовой культуры жителей этих сёл.

 

Отдельные сведения дают основание говорить о том, что часть православного тюркоязычного населения Балканского полуострова, идентифицируя себя как «греки-гагаузы», исходила не только из языковой и конфессиональной общности, но также из определённых этнических и культурных особенностей. В этой связи приведём интересный факт, связанный с многозначностью термина урум: часть тюркоязычного населения Греции православного вероисповедания, переселившегося из Турции в 1922 г. и проживающего совместно с гагаузами (например, в г. Зихна), определённым образом дифференцируют себя. В то время как первые относят себя только к грекам – «урум», вторые используют двойную самоидентифика­цию – «урум» и «гагауз» [Квилинкова, 2011, с. 261-268]. Многозначность термина урум, который у гагаузов обозначает «греков вообще» и «греков-тюркофонов», отмечалась в работах И. В. Дрона, С. С. Курогло, А. В. Шабашова [Дрон, Курогло, 1989, с. 20; Шабашов, 2002а, с. 412-^15].

 

Собранные нами сведения дают основание говорить о том, что у указанных групп гагаузов проявляется один из важных критериев понятия «этническая идентичность личности» – это осознание себя представителем определённого этноса, некоторая степень отождествления себя с ним и обособления от других этносов.