Лазари-девичий праздник

В традиционной культуре любого народа есть обычаи и обряды, которые являются наследием прошлых эпох. В древности человек не только наблюдал смену природных циклов, но и использовал различные магические средства для того, чтобы воздействовать на ход природных явлений, т.е. пытался ритуально закрепить непонятные ему, но так необходимые для жизни природные процессы (возрождение природы и обновление жизни).

Одним из интересных весенних обычаев, широко распространенный у гагаузов и сохранившийся до наших дней (с.Баурчи, с.Бешалма, с.Конгаз), является обычай “лазари”, исполнявшийся в лазареву субботу (предпоследняя суббота перед Пасхой, накануне Вербного воскресенья). Основу лазарской обрядности составляют обычаи, с целью способствовать процессу возрождения природы. Обычай лазари, языческий по происхождению, был формально прикреплен к христианскому празднику воскрешения Христом Лазаря, но ничего общего с христианским праздником не имеет кроме некоторого сходства в названии обряда и в припеве песни.

Весенние девичьи обычаи гагаузов засвидетельствованы в трех разновидностях: lazari/lazarki (под одним названием совершаются два различных по форме обычая) и boeneţ.

Наиболее распространенной разновидностью лазарования является обычай лазари (лазарки), исполнявшийся девочками 7 – 10 лет, которых называли лазарки. Они ходили по домам по трое с пением лазарских песен. Одна из участниц изображала “невесту”, лицо которой было обычно закрыто белой коротенькой фатой или платком.

В некоторых гагаузских селах Комратского района (с.Бешалма, Конгаз) распространена другая форма обычая лазари, которая отличается от предыдущей возрастным составом участниц (девушки “лазарки” 14-16 лет), обрядовой одеждой и функциональной направленностью. Участницы ходили по домам группой состоящей из 8-10 человек. Две девушки изображали “молодуху”, что подчеркивалось элементами их обрядового костюма (особой формой повязывания платка, как у новоиспеченной жены; при этом их лица не закрывались). Данная форма лазарования у гагаузов схожа с болгарской разновидностью весенних девичьих обычаев данец.

Третья разновидность весенних девичьих обычаев – боенец, в которой главную роль играли либо две девочки, одна из которой изображала невесту, а другая – жениха, либо главную роль выполняла одна из девушек изображавшая невесту, но именовавшаяся боенец. Второй вариант обычая боенец был зафиксирован у гагаузов во второй половине ХХ в. в смешанных по национальному составу селах, в которых гагаузы проживали вместе с болгарами (с.Жовтневое (бывш. С.Каракурт), с.Червоноармейское (бывш. С.Кубей), и в тех селах, которые находились по соседству с болгарскими (с.Копчак – сохранились обрядовые песни с названием “боенец”). В с.Червоноармейское лазарские игры начинались накануне лазаревой субботы.

Участниц одаривали сырыми яйцами и мелкой монетой, которые, после окончания обхода домов, делились поровну участницами, при этом не устраивалось никаких общественных трапез. Яйцо использовалось почти во всех весенних обрядах как символ возрождающейся жизни.

Подобного рода весенние девичьи обычаи, связанные с различными видами лазарований, распространены у народов Юго-Восточной Европы: у болгар (лазаре), сербов, хорват (кралице), румын (преимущественно в Мунтении), молдован (лазэрелул).Весенние девичьи обряды, аналогичные по своей функциональной направленности, известны у восточных славян (обычаи “закликания” весны).

У гагаузов известны две общераспространенные обрядовые песни “lazari” и “menevşa”. Наиболее употребительной была первая песня-молитва с постоянно повторяющимся рефреном “лазари-лазари”. В ней описывается процесс круговорота природных явлений, который связывается со скотоводческой деятельностью. В некоторых селах (с.Чок-Майдан (из содержания песни конца XIX в.), с.Дезгинжи) в обрядовой песне содержится заклинание о дожде, что свидетельствует о наличии в лазарской обрядности элементов обряда вызывания дождя.

У гагаузов наиболее распространенным был обобщенный тип обрядовой песни (одна или две песни общего характера). Однако исполнялись также песни с учетом пола, возраста, положения каждого члена семьи, которые относятся к дифференцированному типу песен, так как обращены они к девушке, к молодой женщине недавно вышедшей замуж или к парню, покидающему родительский дом (с.Баурчи, с.Казаклия, Червоноармейское).Песни, предназначенные для конкретных лиц (дифференцированные), исполнялись редко и лишь в тех случаях, если об этом просила сама хозяйка, у которой в доме был взрослый сын или невестка.

Анализируя вышесказанное отметим, что гагаузская лазарская обрядность во многом схожа с аналогичной болгарской обрядностью, но имеются и некоторые особенности. Характерной чертой весенней болгарской лазарской обрядности является магия плодородия, при этом на первый план выдвигается любовно-брачный мотив. Обрядовая поэзия у болгар отличается большим разнообразием обрядовых песен, имевших дифференцированный способ исполнения, и четко прослеживаются обряды посвящения, т.е. переход девочек, достигнувших половой зрелости, в другую возрастную группу (в группу девушек).

Особенностью гагаузского обычая “лазари” является то, что главная роль в нем отводится магии плодородия. Проявляется также связь со скотоводческой обрядностью, а в некоторых случаях с магией вызывания дождя, что отражается только в обрядовой песне-молитве. Брачные мотивы в гагаузской лазарской обрядности проявляются слабее, чем у болгар. В целом же можно говорить о том, что гагаузская лазарская обрядность схожа с аналогичной обрядностью народов Балкано-Карпатского региона, что является результатом этнокультурного взаимодействия этносов, проживавших в едином ареале с одинаковым хозяйственно-культурным типом.

Квилинкова Елизавета – младший научный сотрудник АН РМ

ОПУБЛИКОВАНО: НЕЗАВИСИМАЯ МОЛДОВА, 6 апреля, 2001 г. С.12.