Праздник

27.04.2020г

ДЕНЬ ГАГАУЗСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И ЯЗЫКА

ANA DILIMIZ

Ежегодно в день рождения Михаила Чакира, 27 апреля, в Гагаузии празднуется День гагаузской письменности и языка — Ana Dilimiz.

В мире насчитывается свыше 6000 языков. И все они являются для кого-то родными. Никто в этом мире не может сказать сколько лет языку. Язык – похож на большую реку, в которой каждая капелька это слово. Слова, составляющие любой язык – это формулы, духовное произнесение которых вызывает к действию психическую энергию, помогающую воплощению её в жизнь.

Можно потерять все – землю, волю, имущество, рассеяться  по земле, но  оставаться живым народом, пока сохранен язык, душа народа. Язык – это уникальный инструмент познания мира, в котором каждая мысль представляет собой некую языковую конструкцию. Не бывает мыслей без языка. Чем примитивнее язык человека, тем примитивнее мышление и поведение этого человека. Чем сложнее, разнообразнее, тоньше и богаче язык, тем разнообразнее и богаче мышление и поведение человека.

Язык народа — это неувядаемый и бессмертный цвет всей его духовной жизни, изменяются поколения, но плоды их труда остаются как наследство потомкам. Благодаря языку сохраняются знания об истории  народа, его вере, взглядах, заботливо сохраненных дедами и прадедами.

Любой  язык – это нить, которая объединяет настоящее и прошлое Если исчезает язык – исчезает и народ. Народная мудрость говорит: «отберёте у народа всё –  он всё сможет возвратить, а отберёте язык – и он никогда уже не создаст его».

Немного истории:

В Научном центре Гагаузии рассказали, как 60 лет назад было запущено обучение на гагаузском языке:

«В 1957 году правительство МССР приняло постановление «О мерах по улучшению обучения детей гагаузской национальности» (№ 454 от 16 июля 1957 года). Правительственные меры предусматривали разработку и утверждение гагаузской письменности, открытие школ с гагаузским языком обучения, изучение гагаузского языка как учебного предмета, подготовку педагогических кадров для школ с гагаузским языком обучения.

С 1 сентября 1958 года в ряде населенных пунктов Молдавской ССР началось обучение на родном (гагаузском) языке в начальной школе. Обучение на гагаузском языке продолжалось вплоть до 1962 года».  

Александра Молла – заслуженный работник культуры. Обладатель высшей награды автономии – Ордена Михаила Чакира, отметила, что изучение гагаузского языка в те годы стало «самым ярким событием» ее детства:

«Я благодарна Богу, что первые четыре года в школе – с 1958 по 1961 годы обучение по всем предметам велось на гагаузском языке. Вот это воспоминание, наверное, самое яркое из детства. Для меня это была такая гордость. Кроме того, я никогда не забуду своего первого классного руководителя Марию Константиновну, благодаря которой мы полюбили гагаузский язык».

На сегодняшний день гагаузский народ так и не оправился от того сокрушительного поражения, когда в 1961 году обучение на родном языке для гагаузов было запрещено. Под циничным предлогом «обращения граждан». Мы все отлично знаем, как тогда организовывались «обращения граждан». Они собирались для линчевания даже гениев литературы, медицины, науки.

С тех пор прошло много-много десятилетий. Уже нет той страны, уже нет тех запретов, уже у гагаузов формально есть автономная государственность. Мы гордо машем гагаузскими флагами по любому случаю и заказываем изготовление наручных часов с гербом Гагаузии. Мы раздаем шуточные «паспорта гражданина Гагаузии». Но обучение на родном гагаузском языке так и не стало для гагаузов нормой, хотя формально (Очень-очень формально!!!!) гагаузский язык является официальным языком на территории АТО Гагаузия.

На родном для гагаузов языке до сих пор НЕ издаются газеты. Выходящая на турецкие деньги раз в месяц (!!) газета “Ана сёзю” не в счет, ибо не бывает в мире ежемесячных газет, бывают в крайнем случае еженедельные. Сама же Гагаузия, на деньги гагаузских налогоплательщиков, без турецких денег, так и не удосужилась за два десятка лет существования учредить и издавать газету на гагаузском языке.

Да, на гагаузском языке издаются книги, транслируются теле- и радиопередачи. Но странная тенденция – чем больше книг издается – тем меньше их читают, чем больше в школах преподают гагаузский язык, тем меньше на нём гагаузы общаются! А все потому, что время безвозвратно упущено.

В 1961 году, у гагаузов нагло украли неотъемлемое право учиться на родном языке.

Второй раз – когда учредили Гагаузию, но занялись вопросами геополитики, вместо того, чтобы оправдать само существование ГАГАУЗСКОЙ автономии!

И третий раз, когда с легкостью отказались от кириллицы и перешли на латиницу, сделав, всё под тем же предлогом «обращение граждан», безграмотным сразу целое поколение. Результат – поколение воспитанное на латинице, обладает высокой агрессивность и отсутствием единства, которое было присуще их предкам.

День гагаузской письменности и языка отмечается в день рождения Михаила Чакир. В статье в журнале “Кишинёвские Епархиальные Ведомости” (№ 21-22, май-июнь 1917) протоиерей Михаил Чакир (настоятель Сретенской церкви при Кишинёвском Духовном Училище) размышляет о том, какая азбука (“кириллица” или “латиница”) более подходит для молдавского (румынского) языка:

«…Этот весьма важный вопрос ныне занимает умы, не только учителей Бессарабии, но и большинство молдаван, усматривающих в разрешении его один из краеугольных камней своей будущности. Многие учителя говорят, что история православной России показывает, что когда  потребовалась гражданская письменность для русских, они изменили и дополнили для сего славянскую азбуку и образовали русскую азбуку. Так должны поступать и молдаване, т.е. должны принять они для молдавских учебников и гражданской письменности готовую русскую азбуку, составленную из славянской, и дополнить её недостающими буквами. Находятся учителя деятели, которые говорят, что для печатания учебников и гражданской письменности бессарабских молдаван нужно ввести румынскую азбуку (латинскую), как более соответствующую моменту. Сторонники же славяно русской азбуки говорят, что славяно-русская азбука вполне применима и пригодна для передачи звуков и слов молдавских, и находят более подходящим применение русской транскрипции для молдавских книг и молдавской письменности, чем латинской, так как это не много облегчит изучение молдаванами общего государственного русского языка. Русская транскрипция молдавских учебников и книг не только принесет громадную пользу будущим поколениям  Бессарабских молдаван, давая им возможность без особого обучения переходить к чтению русских учебников и русских книг, но облегчит молдаванам настоящего поколения, учащимся в русских школах, читать новые молдавские учебники и книги сразу без подготовки. Сторонники румынского алфавита говорят, что молдаване Бессарабии, приняв румынскую транскрипцию сразу получат готовую румынскую литературу, но ведь всем нам известно, что литературный язык румынский, вследствие латинизации, совсем недоступен бессарабским молдаванам и, следовательно, готовой румынской литературой они воспользоваться не смогут и румынскую литературу все равно необходимо будет переводить на более доступный для молдаван Бессарабии молдавский язык. Для того, чтобы предотвратить эту ошибку – необходимость румынскую литературу переводить на простой молдавский язык, лучше всего было бы печатать новые книги для Бессарабских молдаван на языке чисто молдавском, а ещё лучше печатать новые книги славяно-русскими буквами, чтобы эти книги были доступны чтению и всех уже грамотных молдаван, получивших образование в русских школах. Я 35 лет состоял и состою учителем детей молдаван и полагаю, что для пользы молдаван учебники и книги для простого народа и для школ Бессарабии должны быть напечатаны славяно-русскими буквами, и для гражданской письменности принять тоже  славяно-русский шрифт, что послужит связующим звеном между молдавским и русским народом…»

Михайлова С.